Как-то раз будущий программист, венчурный капиталист и сооснователь известного фонда Y Combinator, вместе со своим школьным приятелем провели исследование. Они нарисовали карту столов в  буфете своей школы. Каждому столу был присвоен статус в соответствии с популярностью тех, кто за ним обедает.

За столами с наивысшим статусом оказались игроки футбольной команды, чирлидерши и им подобные. Столы с наиболее низким статусом занимали дети с видимыми отклонениями в развитии. Сам будущий миллионер вместе со своими приятелями оказались на предпоследнем месте. Их объединял один-единственный признак. Они были слишком умными.

Ловушка выбора

Чтобы стать и оставаться популярным в американской школе, вам необходимо  работать над этой задачей каждый день, с утра до вечера. Знать, с кем дружить, кого поддерживать, каким шуткам смеяться и какие  темы обсуждать.

Если вы интересуетесь учебой, науками, программированием и вкладываете свои силы туда – вы не сможете стать популярным. У вас не хватит на это времени. Поэтому вы станете “нердом”. Ботаником. Заучкой. Ваше место будет на предпоследнем столе в школьной иерархии.

После школы ситуация часто меняется. Вчерашние ботаники и заучки попадают в MIT и Google, создают высокотехнологичные стартапы и меняют мир к лучшему. А те из школьных лидеров, которые не сделали карьеру в спорте или глянце, идут работать страховыми агентами, продавцами и клерками. Именно на это намекал Билл Гейтс в своих советах для школьников (пункт 11).

Но не все так просто. Многие из тех, кто в школе увлекался наукой, точно так же терпят поражение во взрослой жизни, как и многие из тех, кто увлекался популярностью.

Дело – труба

Конкуренция между людьми складывается из двух аспектов. Первый – это творчество: что ты умеешь, что создал, открыл. Второй – потребление: как ты организовал свою жизнь, что имеешь, чем пользуешься. В норме мы поддерживаем баланс между этими двумя аспектами, чтобы в жизни были и смысл, и удовольствия. А конкуренция заставляет шевелиться и действовать.

Но это возможно лишь в том случае, когда в окружающем вас обществе обязательно нужно производить что-либо ценное, чтобы иметь возможность потреблять что-либо ценное. Если же существует некий ресурс, которым можно владеть, не прилагая особых интеллектуальных усилий, баланс автоматически смещается в сторону потребления.

Как только появляется некая “труба”, к которой достаточно лишь присосаться, вся конкуренция сосредотачивается вокруг потребления этого ресурса. Вот тогда единственно важным становится умение быть популярным: знать правильных людей, поддерживать правильных людей и нравиться правильным людям.

Примеры вы найдете где угодно. В крупной компании после захвата рынка, когда все устаканилось и основная масса клиентов уже никуда не денется. В предприятиях и государствах, которые прочно подсели на дотации. Можно вспомнить и о пресловутой “нефтяной игле”.

В таком обществе резко падает спрос на сложные дисциплины. Соответственно, понижается их ценность. И те, кто вкладывал свои силы в эти сферы, очень скоро начнут обозревать дыры в своих карманах.

Искусство быть понятными

В старых советских школах бывало и по-другому. В гимназии, где я учился, умные иногда были популярными. А когда мы победили в игре “Великолепная семерка” на телеканале Останкино, популярность интеллекта укрепилась здесь надолго.

Старая профессорская школа в институтах, соросовская стипендия и гранты приносили плоды. Но у всего этого была своя цена.

Как мы помним, “ботаники” однажды начали вкладываться в интеллект больше, чем в  популярность. И это был не только вопрос распределения ресурсов. У такого выбора была и психологическая подоплека – стремление уйти от контакта с людьми в контакт с гораздо более предсказуемыми материями.

Если это стремление активно поддерживалось в самом начале – теми самыми грантами, стипендиями и общественным восхищением – это лишь укрепляло их в сделанном выборе. И никак не стимулировало развивать вторую группу навыков.

Однако во взрослой жизни далеко не все занимают позиции, в которых окружающие вынуждены подстраиваться под них. Гранты рано или поздно заканчиваются. В научных и производственных подразделениях тоже есть начальники. А в высокотехнологичном бизнесе – венчурные капиталисты. Со всеми надо уметь договариваться. Понимать и быть понятным. Читать между строк. И да – привлекать внимание.

Группа навыков, от которых наши герои отказались в самом начале, вдруг резко становится востребованной. Ввиду их явного дефицита многие умники и умницы вынуждены работать за меньшую зарплату и подчиняться менеджеру. Который умеет договариваться с клиентами, инвесторами и другими сотрудниками, потому, что в школе уделил этому достаточно внимания.

Ошибка выживших

За последние пятнадцать лет я познакомился с большим числом предпринимателей и владельцев бизнеса. Я не нашел ни одного качества, которое отличало бы всю эту группу от остальных людей. Жадные и щедрые, авантюрные и осторожные, агрессивные и дружелюбные, психопаты и почти святые, фанатики и нигилисты, с чувством юмора и без, альфа-самцы и ботаны, умные и глупцы, эгоисты и альтруисты, честные и не очень, а также исключительно общительные и абсолютно замкнутые встречались среди них точно так же, как и среди обычных людей.

Но был один признак, который все же объединял большинство из них. Он заключался в том, что их бизнес (источник дохода) был первым в их жизни. Никто из них никогда не разорялся и не начинал все заново. И то, что они были похожи на обычных людей, говорило мне лишь об одном – они еще не прошли через жестокое сито неудач, потерь и падений.

То меньшинство, для кого бизнес был уже не первым, не единственным, и кто на этом пути прошел через несколько серьезных передряг и потерь, ярко выделялись на фоне остальных. Они более трезво оценивали текущую реальность. У них больше проявлялись волевые качества, интеллект и осторожность. Со многими было легче договариваться.

Но самое главное – они гораздо чаще говорили, что их успех, особенно в самом начале, во многом зависел от удачи. Кругом была масса людей лучше, чем они. Более умных, более сильных, более привлекательных. Но их бизнесов нет уже давно…

Если бросить горсть зерна из окна машины, то для данного конкретного зернышка гораздо важнее то, куда оно упадет (на асфальт, в лужу или в плодородную землю), нежели то, какими качествами оно обладает. И лишь после того как наиболее удачливые зерна прорастут, заполнят все свободное пространство и начнут конкурировать за каждый кусок почвы, – лишь тогда их качества начнут иметь значение.

Многие “нерды”, решившие заняться бизнесом, этого не знают. Плюс они любят учиться на чужом опыте. И решив поучиться у тех, кто уже смог чего-то добиться, часто совершают ошибку. Они стараются как-то приблизиться к “успешным бизнесменам” и пытаются изучать и копировать их качества, надеясь, что секреты успеха таятся в них.

Иногда им везет, и они попадают к тем, кто в меньшинстве. Но гораздо чаще они встречаются с большинством – теми, чей бизнес первый, кому просто повезло выжить и заработать, невзирая на личные качества. И для кого главным секретом успеха является лишь удачно выпавшая карта. Пытаясь учиться у таких людей, они забывают задать себе один вопрос: “Сколько людей обладали теми же качествами и поступали точно таким же образом, но не добились ничего?”.  И тем самым пополняют собою число таких неудачников.

Точка уязвимости

В детстве каждого человека есть три важнейших периода, от которых зависит формирование его личности. Если в каждом из них что-то пошло не так, последствия этого он будет расхлебывать всю жизнь.

Первый период – от 0 до 1,5 лет. Здесь ребенку нужно почувствовать себя в безопасности: родители рядом, еда доступна, ничего не угрожает. Если на этом этапе он получил травму, его будет постоянно преследовать страх, временами переходя в дикий смертельный ужас. Даже спрятанный в глубине психики, он будет той самой “точкой уязвимости”, нажав на которую, вы рискуете надолго вывести человека из строя.

Второй период – приблизительно от 1, 5 до 3 лет. Здесь ребенок пытается быть автономным, от чего становится невыносимым. И если родители не умеют справляться со всем этим, на выходе мы получим следующий тип травмы.  Точкой уязвимости здесь будет чувство стыда.

И третий период – от 3 до 5-6 лет.  Здесь ребенок впервые становится способным мыслить абстрактно. Оперировать понятиями, думать о будущем и прошлом, проявлять инициативу и испытывать сожаление и раскаяние. Поэтому травмы, полученные здесь, сопровождаются чувством вины.

Какой-то частью личности человек застревает в том  возрасте, в котором он получил травму. И это сильно тормозит его дальнейшее развитие. Более того, наличие сильной травмы в детстве и делает человека неудачником во взрослой жизни. Он не может жить по-взрослому, потому, что какой-то своей частью застрял глубоко в прошлом.

Поскольку способность мыслить абстрактно формируется лишь на третьем этапе, то для того, чтобы стать умным, человеку нельзя застревать на первых двух. Поэтому можно предположить, что если мы встретим неуспешного “умника”, то психологическая причина его неуспеха будет скрываться, скорее всего, в третьем периоде его развития. Точкой уязвимости для него будет чувство вины.

Страх человека останавливает и побуждает замереть (или бежать прочь). Стыд в буквальном смысле замораживает, остужает. Попав в эти чувства, человек не может продвинуться дальше. Он не может продолжать действовать, исправлять ошибки, учиться на опыте. Вся его надежда – лишь на удачу.

А вот чувство вины очень деятельно. Испытывая вину, человек становится озабочен ее искуплением – и часто развивает вокруг всего этого очень бурную деятельность.

Директор, который платит сотрудникам в полтора раза больше, чем их работа стоит на рынке и в два раза больше, чем они того заслуживают. Менеджер, который ночами сидит на работе, закрывая огрехи своих подчиненных. Сотрудник, который на своем горбу вытягивает проект, прикрывая ошибки начальников. Хозяин бизнеса, который собрал кучку лентяев и пытается перед ними отчитываться. Все они, вполне возможно, люди не бедные. Но уж точно не такие богатые, как могли бы быть.

Что делать

У моих коллег-психологов сильнейший наплыв клиентов. Немалую часть среди них составляют молодые люди из IT-индустрии. Очень разумные молодые люди.

Психологические группы – это лучший тренинг человеческих отношений. Здесь можно научится разбираться в людях, выбирать себе партнеров, договариваться, решать конфликты, отстаивать границы – в общем, взаимодействовать с непредсказуемой человеческой природой.

Работая с психологом, можно проработать полученные в детстве травмы и устранить свои точки уязвимости.

А также именно здесь можно однажды задать себе один важный вопрос. Может быть, это не я идиот? Может быть, я просто по жизни окружаю себя неподходящими людьми?

Почитать:

Кен Уилбер. Краткая история всего

Paul Graham. Hackers & Painters
Посмотреть:

Памятная прогулка

Умница Уилл Хантинг