Как только у тебя появляется ребенок, ты перестаешь принадлежать лишь себе. Осознание сваливается на тебя неожиданно: ты – родитель. Уже не скажешь что-то вроде: эта задача мне не по силам, я еще не готов(а), возьму-ка я отпуск или вообще уволюсь. Капризничающего ребенка (в отличие от капризничающего клиента), посылать некуда.  В общем, все, приятель, говоришь ты себе однажды. С этим тебе придется жить. На тебе теперь – ответственность.

И это значит, что прежде всего ты должен быть способен с нею справиться. Не “ответить за ошибки” потом – а “откликнуться на ситуацию” вовремя, отреагировать на запросы, проблемы, потребности того, за кого ты отвечаешь. И сделать это хорошо. Поэтому, решили мы с супругой, нам надо всерьез учиться – быть родителями. 

То, чему мы научились за последние семь с хвостиком лет, нельзя назвать чем-то универсальным. Это, скорее, наш собственный опыт решений задач, которые перед нами вставали. Для удобства я излагаю этот опыт в опоре на теорию – про этапы развития ребенка, опасности каждого из этапов и задачи, которые приходится на них решать. Итак:

1 этап. Базовая безопасность

Она же “оральная стадия” по Фрейду. Длится приблизительно от 0 до 1,5 лет. На этом этапе ребенок решает, можно ли доверять окружающему миру. Здесь формируется базовое отношение к окружению, которое потом влияет на всю жизнь.  Травмы, которые ребенок получает в этот период, являются самыми тяжелыми для личности и могут приводить к нарушениям психотического уровня (т.е., душевным болезням) во взрослом состоянии.

Этими травмами могут быть как резкие разрушительные события (физическая травма, сильный испуг и т.п.) так и долгая, растянутая во времени хроническая недостаточность того, в чем ребенок нуждается от родителей – любви, внимания, ласки, телесного контакта, еды, сенсорных ощущений и т.п.

Первое, что мы сделали – прочитали гору литературы. Из нее мы усвоили несколько главных условий здорового развития ребенка:

  • родители рядом
  • еда доступна
  • он нужен, его любят и поддерживают

На первом этапе ребенок еще не разделяет мир на внутренний и внешний, не отделяет себя от окружения, от мамы в первую очередь.  Любое длительное разделение, вроде “спать в отдельной кроватке”, “питаться по расписанию” и т.п. сильно травмирует ребенка. Поэтому: кормить – по первому требованию, на руках – как можно больше, телесный контакт – как можно чаще (массажи, купания вместе, спать рядышком, при беспокойстве класть на себя и успокаивать равномерным дыханием, поглаживанием т.п.).

Первый ребенок – это стресс. Родители перегружены и неопытны, ошибки неизбежны. Если  дите болеет, врачи наседают и запугивают, родственники тоже вносят свою лепту.  От врачей мы смогли отбиться с помощью одного из них. Посмотрел на нас добрый доктор и спросил: что там у вашей девочки, недостаток массы тела? А вы на себя в зеркало давно смотрели (оба длинные и худые)? Вот посмотрите и успокойтесь. И мы успокоились.

Пошли к педиатру – гомеопату. Как бы ни ругали гомеопатию, в нашем случае она сработала. До сих пор вспоминаем, как, прервав скандал на середине, малышка успокоилась от одного шарика и, причмокивая, заснула в течении минуты. В случае простуд – никаких антибиотиков, все аккуратно и естественно. И слово “лекарство” у дитяти долго ассоциировалось со сладкими шариками из маминых рук.

Еще одним спасением стало длительное грудное вскармливание. Любое острое переживание, ушиб, начинающаяся простуда, стресс или испуг прекращались, стоило дать ребенку грудь. Особенно полезным это оказалось во втором этапе.vospit8

А от родственников удалось отбиться с помощью детской динамической гимнастики. Доктор нам показала упражнения, я выбрал из них наиболее безопасные и начал осваивать. Очень аккуратно, сразу же сбавляя нагрузку при малейшем дискомфорте у ребенка. Через некоторое время мы уже выполняли фигуры высшего пилотажа, и когда это увидали родные, с ними случился шок. А когда они обнаружили, что ребенку это нравится, шок перерос в “разрыв шаблона”. После чего поток советов и наставлений уменьшился и перешел в формат “по запросу”.

Примечательно, что в дальнейшем  дочь была очень осторожна на всевозможных снарядах для лазания. Но во время гимнастики летала вниз головой, заливисто хохоча и успевая махать ручками для зрителей.

2 этап. Автономия и стыд

Стадия сепарации-индивидуации или анальная стадия по Фрейду.  В начале этого этапа ребенок уже разделяет себя и окружающий материальный мир,  но еще не отделился эмоционально. То есть, разницы между своими и чужими эмоциями попросту не чувствует.  В возрасте 15-24 месяцев начинает выделяться эмоциональное “я”, и происходит психологическое рождение личности. Ребенок начинает осознавать себя как отдельное существо.

Здесь начинаются проблемы. Во первых, это сильный удар по чувству единения матери и ребенка. Во-вторых, появляется сильная потребность в независимости, и дите становится невыносимым. В третьих, после краткого периода автономии ребенку каждый раз нужно возвращаться в родительские объятия и напитываться любовью и поддержкой, зная, что его не пристыдят и не отвергнут.

Проблемы развития на этой стадии могут вылиться в различные виды пограничных расстройств личности (т.е., еще не больной, но уже и не здоровый). Ряд авторов также находит здесь корни нарциссических расстройств  (если хотите прочувствовать атмосферу такого расстройства – послушайте песни Слепакова, передает хорошо).  Поэтому здесь родителям предстоит испытание.vospit10

Учиться отпускать. Спокойно переносить капризы, отвержения, агрессию и т.п. со стороны ребенка – и нежно принимать в свои объятия, как только попросится. Не удерживать, но и не отвергать. И помогать осваивать мир эмоций. Именно в этом возрасте формируется эмоционально-образная часть разума, и ребенку позарез нужны слова для описания переживаний.

Мы начали с агрессии, ибо за ней далеко ходить не пришлось. Чуть что не так – бах ручонкой по колену родителя – и с обидой уходит прочь. Любые попытки гостивших бабушек заявить, что “родителей бить нельзя” пресекались нами на корню. Потому, что мы действовали иначе. Каждый раз при таком выпаде мы спрашивали: Ты, наверное, злишься? Сердишься? Возмущаешься? Конечно, если нам прилетало что-то болезненное, то можно было схлопотать и сдачу, но такое бывало редко. В итоге, меньше чем через полгода, физическое выражение агрессии сошло на нет, а ребенок начала заявлять, как сильно она возмущена или расстроена.

Далее, надо было держать ухо востро на предмет отвержения. Это бывает  тяжело. Особенно когда оба родителя работают дома и бывают сильно заняты – и тут приходит ребенок со своим важным делом. Рявкнешь в запале: “отойди”, а потом краем сознания замечаешь, что что-то не так. Затихла, на глазах слезы. Тогда подхватываю на руки, обнимаю, спрашиваю, что случилось. Молчит – слов еще не знает. Тогда начинаю перебирать: что, папа накричал? – Ага. Сказал “отойди”? Ага. Отверг? Угу. И ты расстроилась? Обиделась? Огорчилась? – Малышка выбирает подходящее слово. А что ты хотела? (дальше идет перебор мотивов, из которого выбирается либо внимание, либо поддержка, либо ласка, либо на ручках посидеть или рисунок показать и т.п.). После того как ситуация разобрана, ребенку дается требуемое – плюс пожалеть, обнять и подержать в объятиях. Если отверг один родитель а заметил другой – выполняется та же процедура, за исключением того, что в конце вдвоем идем к маме (папе) с целью помириться, обняться и получить у нее (него) того, чего хотели.

А если ситуация совсем трудная, она с успехом разрешается с помощью грудного молока. Оно продолжает служить отличным средством от расстройств, обид и болезней.

На этом этапе особенно ярко видно, как ребенок учится эмоционально реагировать на разные вещи – внимательно следя за родителями. Это начинается немного раньше, с первыми шагами… Раз – и упала. Внимательный взгляд в мою сторону. “О, как хорошо ты упала, молодец – как веревочка, мягко, аккуратно.” Ага, значит, падать – не страшно и не стыдно. Если немного ударилась – потирает это место и идет играть дальше. Если ударилась сильно – всегда можно подойти чтобы пожалели и утешили.

Потом задачи становятся сложнее. Научиться ходить на горшок и обходиться без памперса. Периодически это не получается и трусики пачкаются. Это ключевой момент для родителей. Здесь категорически нельзя упрекать, стыдить, смеяться – это вызывает чувство стыда, которое на данной стадии наиболее разрушительно. Если его  слишком много, у ребенка будут проблемы с обучением: стыд будет мешать учиться на ошибках.

Мы говорили что-то вроде “это у всех деток бывает, нужно время, чтобы научиться себя контролировать, когда ребенок вырастает, это проходит”. И это действительно незаметно проходило.

В этом периоде дети сильно восприимчивы к эмоциональным отношениям родителей, и если здесь что-то не складывается – это переживается ими тяжело. Поэтому над своими отношениями приходилось работать и работать. Как минимум, поругавшись, мириться. И постепенно легализовывать конфликты,  объясняя ребенку, что родителям (да и всем остальным) нужно время от времени ругаться, чтобы лучше понимать друг друга, и детей это не касается. Кстати, скандал – иногда единственный способ выразить наболевшее, и как раз в этом возрасте дети этот инструмент и осваивают. Поэтому ребенок тоже имеет право скандалить, о чем ей и сообщалось.

Окончательная сепарация у нас произошла в момент отказа от груди. Об этом договаривались с дочкой отдельно, стараясь не спешить. Договаривались долго. Но однажды время пришло – надо было ехать к бабушке на неделю (с папой, но без мамы), а потом вместе с мамой – на море. Поэтому девочка вздохнула и решила, что пора заканчивать. И – отказалась.  Было очень трогательно наблюдать, как она психологически выросла буквально за месяц, появилось четкое “я” и оформилась воля. На фотографиях того периода это особенно заметно – по постановке тела и выражению личика.vospit2

3 этап. Инициатива, вина и ответственность.

Или эдипова фаза по Фрейду. Где-то с 3 до 5-7 лет. Здесь “я” ребенка становится не только связкой образов, впечатлений и эмоций, но также и совокупностью символов и понятий. Формируется концептуальная часть разума, ребенок входит в лингвистический мир, может думать о прошлом и планировать будущее, начать управлять функциями своего тела, представлять себе вещи, которые не ощущаются органами чувств. Испытывать беспокойство, думая о будущем, и чувствовать вину, сожаление и раскаяние, вспоминая прошлое.  Здесь он может начать подавлять свою биологическую часть в угоду сознанию, что впоследствии может привести к неврозам.

Собственно говоря, Фрейд, описывая эдипову фазу, и положил в ее основу доминировавшую у его пациентов причину невроза: чувства к родителю противоположного пола, которые надо подавлять в угоду принятому в семьях социальному табу.vospit5

Ну что же. Главным словом здесь становится легализация. Легализовать все то, за что ребенок может чувствовать стыд или вину (главным образом вину, но и стыд нельзя исключать). В нашем случае это были всевозможные манипуляции, вынос мозга по утрам родителям, капризы и истерики, умение ругаться матом, матримониальные истории в детском саду  (кто на ком женится – это вам не шутки), что такое секс и многое-многое другое.

У нас негласно выработалось правило: что бы ни случилось, сначала легализуем это как нормальное явление (и на словах, и эмоциональной реакцией), – а потом разбираемся в деталях и направляем энергию в мирное русло. Если манипуляции – то определяем цель, мотив, разбираем схему и восхищаемся тонкостью некоторых ходов. Ну, и по ходу подкидываем идею, как того же можно добиться напрямую.

Если это вопросы по поводу мата – объясняем, что это сильные ругательства, которые чем реже используешь, тем сильнее действуют. Мы выучили (а потом забыли) несколько выражений. Определили ситуации, для кого и как использовать. В процессе интерес к теме постепенно сошел.

Запомнился момент легализации того самого фрейдовского комплекса. Как-то  утром за завтраком я модерировал очередной конфликт между мамой и дочкой. Жалобы сыпались с обеих сторон, по мере прояснения подробностей мне это начало что-то смутно напоминать… Улучив момент, я спрашиваю дочку: “а может, ты просто конкурируешь с мамой за папу?” – и дите (сидя у меня на руках) торжествующе кивает. Мы облегченно вздыхаем: аа, так тебе и полагается это сейчас делать, этап такой – отбивать папу у мамы. Интенсивность конфликтов с мамой резко начала снижаться.

На родителя противоположного пола падает еще один вид ответственности. В этот период дочка осваивает роль женщины, а папа становится для нее примером мужчины, с которым она строит первые отношения. И все недочеты и перекосы в личности папы – это подводные камни, которы могут сильно повлиять на взрослую жизнь ребенка.  Поэтому папе без работы над собой не обойтись (в случае мальчика – понятное дело, речь про маму).

А если некоторые перекосы не получается сработать, их надо использовать для взаимного развития. Так мне пришлось поступить с моей повышенной агрессивностью. Она была легализована в виде игры в “чудовище”, которе нужно укротить или силой, или лаской – и в занятия по рукопашному бою с задачей “отбиться от папы”. К семи годам мы неплохо освоили мизинцевый захват, бросок за волосы и освобождение по методу кошки. Очень помогла кошка одной из бабушек.

vospit9

Где-то в конце этого этапа у нас произошло еще одно событие. Я не нашел достаточной информации в литературе, лишь со слов нашего доктора узнал, что это называется “первичное отделение от родителей”. На рубеже 6-7 лет ребенку надо потренироваться в самостоятельной жизни. Желательно в новых и необычных условиях. Поэтому дочка с энтузиазмом восприняла возможность поехать со мной в лес пожить в палатках две недели. Совсем по-взрослому.

Это позволило окончательно закрепить успех в “отвоевании” папы у мамы. Побыть самостоятельной с другими детьми, пока я работаю. Погулять без папы по лагерю, с каждым разом отходя все дальше, а потом с  няней-воспитателем вообще выйти “в дремучий лес”. При этом у нее была возможность в любой момент подойти ко мне и посидеть на руках, пока я веду занятия.

Дети коллег, которые не первый раз были в лесу (и поэтому обстановка была не нова для них), задачу усложнили. В один прекрасный вечер они запаслись едой и ушли жить отдельно. Искали их по всему лагерю, а нашли в пустующей палатке в десяти метрах от одной из родительских. Отличное решение: и сами по себе, и до родителей идти недалеко.

vospit7

4 этап. Ролевое “я”

Продолжается с 6-7 до 11-14 лет. Здесь у ребенка формируется “конкретно-операциональная” часть сознания. Он становится способным формулировать правила и принимать на себя роли. Впервые появляется способность ставить себя на место другого человека.  Это уже вполне себе взрослая жизнь, только в детском формате. Дитю по-настоящему становится интересен социум: школа, тусовки, коллективы, долгосрочные отношения. Здесь ребенок переходит в конвенциональную стадию развития: жизнь с опорой на правила и договоренности, умение им подчиняться.

Перегибы на этой стадии, по мнению ряда исследователей, приводят к формированию “ложной идентичности” или “маски”: человек живет той жизнью, которую ожидают от него другие, подавляя свои собственные желания и потребности. Поэтому главная задача на этом этапе – социальная адаптация. Научиться  приспосабливаться к окружающему социуму,  оставаясь  собою и добиваясь того, чего хочется.

Собственно говоря, вот мы до этого этапа и добрались. Как оно будет получаться – напишу после.

Подводя промежуточные итоги

Если сформулировать роль родителей кратко, то это – “прикрывать спину”. Подстраховывать от опасностей, не мешая осваивать возможности. И следить за тем, чтобы “из тыла” не было “выстрелов”.vospit4

В тех областях, где вы сильны, ребенок легко наберется от вас умений и опыта. Важно обращать внимание на те вещи, где вы слабы.  На так называемые “слепые пятна”, зоны, в которых ваше мироощущение и поведение содержит ошибки.  Именно оттуда тянутся корни проблем, с которыми сталкивается ребенок. Обнаружить их легко: любое неадекватное поведение, расстройство и особенно болезнь ребенка – это сигнал родителям: с вами что-то не так. Вы делаете мне плохо.

Срабатывать это бывает непросто, хотя приемы все те же. Создать атмосферу доверия, позволить выразить все, что наболело, услышать, утешить, понять и поддержать, разобрать ситуацию, прислушаться к чувствам, понять мотивы, признать свою неправоту, если надо, принести извинения, исправить сделанное, научить справляться и противостоять родительскому слепому пятну…

Очень помогает, если хотя бы один из родителей изучает психологию – посещает учебные группы, работает с психологом, разбирает свое собственное детство и справляется с его последствиями. Так решается задача здоровой преемственности – передать ребенку все то лучшее, что есть в вашем роду, и разрешить существующие проблемы, чтобы они не перекладывались на следующее поколение.

Результаты не заставят себя ждать. Через несколько лет вы почувствуете, насколько вашему ребенку лучше живется, чем вам в том же возрасте. В этом смысле вы вместе с чадом сможете пережить “свое второе детство”, более интересное и более счастливое, чем то, которое выпало вам. И обратная связь от окружающих покажет вам, что вы на верном пути.

В лагере ко мне как-то подошла наша уникальная няня-воспитатель (кандидат наук, педагог со стажем и мастер йоги в одном лице), и с округленными глазами выразила свое восхищение. Тем, как четко дочка описывает свои чувства и потребности: “Папа, ты где был так долго – мне без тебя было одиноко и грустно. И вообще ты меня сегодня недостаточно обнимал”

Почитать:

Жан Ледлофф. Как вырастить ребенка счастливым.

Кен Уилбер. Краткая история всего.

Ненси Мак-Вильямс. Психоаналитическая диагностика.
Посмотреть:

Вам и не снилось

Умница Уилл Хантинг