Перед стратегической сессией ко мне подошел руководитель бизнеса утвердить список участников. Мы пробежались по нему, возражений у меня не было, но тут шеф начал мяться.

– Есть еще один человек, – начал он, – но я даже не знаю, брать ли его. Он может нам всю сессию испортить.

– В смысле? – удивился я.

– Да невозможный человек, спорит постоянно, ругается, ну его…

У меня тут же «загорелась красная лампочка». Поинтересовавшись должностью невозможного, я узнал, что он является начальником IT-отдела, а также всем IT-отделом в единственном числе. На этот отдел был очень плотно завязан весь бизнес. Поэтому аргументов в пользу того, что «брать обязательно» у меня оказалось достаточно.

К середине второго дня сессии я вспомнил, что где-то здесь должен быть тот страшный спорщик с тоннами негатива на нашу голову, но что-то его не было видно. И я поинтересовался у проходящего мимо шефа, где же он. Человек, на которого указала руководящая десница, поверг меня в изумление. Это был участник с самыми разумными и крепко опирающимися на реальность идеями. И самой точной критикой текущего положения дел. Волновался он, правда, сильно – но было видно, что за дело, а также из-за того, что его не хотели слышать.

В головном мозгу человека есть участок – нижняя теменная доля – который управляет так называемым зеркальным эффектом. Суть этого эффекта в том, что мы бессознательно копируем, будто отражаем, состояние и действия небезразличных нам людей, – будь то любимая спортивная команда, учитель, партнер или просто человек, который нам приглянулся. Популярное в НЛП понятие «раппорта» целиком базируется на этом эффекте.

Благодаря зеркальному эффекту члены группы могут бессознательно настраиваться друг на друга и влиять один на одного с помощью невербальных сигналов. Вспомните ощущение, которое у вас возникало, когда вы со своим партнером или командой вдруг начинали действовать как единое целое, синхронно и без сбоев? Так работает зеркальный эффект.

Это автоматический процесс, не поддающийся осознанному контролю. У любой команды есть свои флюиды, поэтому каждый может почувствовать, когда в команде растет уверенность в успехе или когда она становится безразличной и пассивной
П. Бронсон, Э. Мерримен. Царь горы. гл.10-1

Но у зеркального эффекта есть и оборотная сторона. Групповой конформизм. Нежелание смотреть проблемам в лицо, страх, уныние и глупые идеи могут заразить группу и снизить ее производительность – все благодаря тому же механизму.  Здесь на помощь приходят дивергенты.

Не все участники коллектива подвержены влиянию зеркального эффекта. Есть и «противодействующие», как называет их исследователь в этой сфере, Понтус Леандер. Таким людям свойственно сильное стремление не позволять другим управлять собой.

Когда «противодействующие» чувствуют,  что настроение в группе снижается до практически полного безразличия к поставленным целям, и коллектив в целом не прилагает нужных усилий, они не поддаются общему влиянию группы и оказывают сопротивление, тем самым повышая свой энергетический запас. Они играют ключевую роль, провоцируя изменения к лучшему и возврат к прежнему уровню работы, благодаря которому команда приобретает известность.
Там же, гл.10-4

В нашей работе мы называем таких людей «совестью группы». Но многие называют их «пятой колонной». И всячески стараются от таких избавляться.

Если эта псевдо-«пятая колонна» занимает ключевую позицию и закрывает компании «узкое место», то тут особо не разгонишься, приходится терпеть. В подобном случае нашу «совесть» ждет судьба этакого изгоя на выселках и местного юродивого. Но если «совесть» в компании новичок и/или занимает позицию непринципиальную, большинство групп от них избавляется. Правда, вскоре приходит новая «совесть», от которой снова избавляются, потом это входит в традицию, потом в компании образуется «гиблое место»… А потом бизнес начнет трещать по швам, – ведь каждая приходящая «совесть», часто сама о том не подозревая, указывала команде на серьезную ошибку в их совместной работе.

С самого моего детства я постоянно удивлялся, почему люди периодически бывают такими глупыми. Стоит им собраться вместе, как нет-нет, да и начнут толпою творить что-то невообразимое, причем свято веря в то, что так правильно. По неопытности, я часто им про это говорил. После чего на практике познакомился с такими понятиями как моббинг и рукопашный бой. Но время шло, силы крепли. Я пошел работать. После хорошего «разбора полетов» меня выгнали из одной молодой и амбициозной компании в течении 5 минут. Из другой я, поумнев, быстро убрался сам. Тогда же решил, что если они не хотят слушать такие вещи просто так, то будут это делать за деньги. И пошел в консультанты.

Но и там не все было гладко. Все мои партнерские проекты, которые развалились (кроме одного, который, правда, был не в консалтинге),  развалились по этой же причине: другие не принимали или не выдерживали мою критику. Вы не представляете, что начиналось после вполне невинной фразы: «коллеги, а продукт-то у нас – г…но, и надо бы его развивать побыстрее…». Единственным на сегодня партнером,  с которой мы смогли все это как-то пережить, оказалась Юлия Сушкова. Она тоже часто оказывалась в роли «совести» в других проектах.

Поэтому в нашей работе мы очень внимательно следим, чтобы человек, способный блокировать у себя зеркальный эффект, получал достаточную поддержку и правильное внимание к своей персоне.

Их критика всегда бьет в точку, и часто в такую точку, которая больше никому не видна. А в ней – бомба замедленного действия.

Ситуация часто осложняется тем, что такой критик просто не владеет языком, чтобы объяснить, что же он чувствует и чем не доволен. Но здесь на помощь приходим мы, переводчики.

Посмотрите на свою компанию или управленческую команду. Кто из них – те самые неприятные люди, неустанные критики и скандалисты? Нет таких – плохо дело. Срочно ищите, что у вас не так, откуда столько единодушия и не прячут ли люди за ним что-то важное, но запретное к обсуждению?
Если такие люди есть – здорово. Поддержите их и прислушайтесь. И присмотритесь. Очень многое узнаете.
Хорошо, если вы как собственник несколько удалились от оперативного управления – в этом случае им будет проще высказывать вам то, что их волнует.

А самое главное – не надо путать этих людей с настоящей пятой колонной. Настоящая пятая колонна шумит иначе. И не так часто. Большую часть времени эти люди предпочитают тишину.

В психологии описан такой тип характера, как психопатический или социопатический. Эти люди внешне ничем не отличаются от других. Но у них есть важное внутреннее отличие: отсутствие совести. Т.е., отсутствие той функции, которая помогает нам соотносить свои действия с нормами окружающего нас общества и испытывать стыд и вину, если мы делаем что-то, не вписывающееся в эти рамки. Как результат, у этих людей практически отсутствует чувствительность к чужим страданиям, способность к сопереживанию и восприятие обратной связи от окружающих.

Такие люди тоже полезны обществу. Будучи в хорошем психическом состоянии,  они могут работать там, где требуется высокая квалификация и низкая чувствительность к чужим страданиям: хирургами, следователями, военными. Где-то я видел результаты исследований, по которым, если в боевой группе не было ни одного социопата, группа гарантированно погибала во время операции. И только наличие такого человека помогало спасти жизни другим бойцам.

Однако присутствие такого человека в группе может принести и беду. Как вы помните, у них нет совести – а значит, они не способны соотносить собственные интересы с интересами группы. Для них вообще не существует никаких других интересов, кроме собственных.   И даже если такой человек находится сейчас на вашей стороне – это ровным счетом ничего не значит.

А если у него или нее нездоровое состояние психики, это означает, что с большой долей вероятности он почувствует угрозу со стороны вашей группы, чаще всего выдуманную, но очень реальную для него (или нее). И спасением от той угрозы для него станет разрушение группы, осуществить которое ему будет довольно легко.

Как-то, в качестве последней попытки наладить работу в отдаленном филиале компании, меня пригласили разобраться, что же в нем происходит. Приехав, я увидел совершенно мертвые, напуганные до смерти лица сотрудников. Притом, что большинство из них составляли симпатичные молодые девушки и ребята, из которых энергия должна была бить ключом. Нескольких вопросов и тестовых заданий мне хватило, чтобы убедиться, что здесь «работал» социопат. Оставшееся время сессии я восстанавливал разрушенную ткань отношений, попутно узнавая подробности событий.

Это была девушка. Ничем плохим себя особенно не выдававшая. До момента, когда ее захотели уволить. Здесь угроза стала явной, и пока компания мешкала, двигаясь по процедуре и периодически сомневаясь в правильности принятого решения, наша героиня делала свою работу. Надо сказать, делала весьма эффективно – к моему приезду люди практически перестали общаться друг с другом. Мне до сих пор кажется, что я успел в последний момент.

Но – успел. Отношения начали восстанавливаться, потом за дело взялся директор, участвовал в нашем курсе по работе с коллективами и к началу второго года вывел свой филиал в лидеры, о чем с восхищением и гордостью поведал нам собственник компании. В коллектив постепенно вернулась хорошая атмосфера, девушки начали выходить замуж – в общем, жизнь продолжается.

В ситуации с “совестью компании”, чтобы другие начали слышать этого человека, его иногда бывает достаточно поддержать. Подержка со стороны консультантов действует недолго (до их ухода), но со стороны шефа она может в корне изменить положение дел.  В истории, описанной в начале, мы поддержали нашего героя, описали шефу, как и почему он себя ведет. Заканчивали работу в состоянии, когда к нему начали прислушиваться (хоть я и сомневался, надолго ли). Через некоторое время и ситуация на рынке начала развиваться так, как описывал наш участник. Судя по тому, что компания справилась и продолжает здравствовать, старания нашей “совести” даром не прошли.

Если человек является «совестью» группы, его поведение может быть невыносимым. Критическим, агрессивным, истеричным, иногда даже безумным. Но главное, что его отличает от социопата – это искреннее беспокойство об общем деле.

О качестве продукта, об организации работы, об атмосфере в коллективе, об ошибках, которые группа делает и о тех молчаливых нормах, из-за которых жить в группе становится невыносимо.

«Пятая колонна» в лице наших друзей-социопатов, как мы уже говорили, большую часть времени ведет себя тихо и занимается своими делами. Но любая встряска может вывести их в активную фазу –  и тогда их мотивы также становятся очевидны. Поссорить людей. Подорвать доверие. Разрушить коллектив. Только после этого они смогут чувствовать себя в безопасности.
Как видите, шум шуму рознь. Весьма неплохо научиться различать, где «совесть», а где – социопат, и желательно до того, как каждый из них начнет шуметь. Ведь от этого напрямую зависит здоровье вашей команды, а значит, и успешность вашего бизнеса.
И напоследок немного политики. Представьте себе, что происходит, когда в государстве назревает напряжение. Власть наделала ошибок, жить становится все более и более некомфортно, и люди, наделенные способностью блокировать зеркальный эффект, первыми начинают выражать недовольство. А теперь представьте себе, что будет, если после этого за дело возьмется настоящая «пятая колонна» – и начнет использовать их действия в своих интересах? Иллюстрации подбирайте сами, – уж слишком их много стало в последнее время

Почитать:

П. Бронсон, Э. Мерримен. Царь горы.

К.Даттон. Мудрость психопатов.
Посмотреть:

Голодные игры

Дивергент